Гипноз и психотехника духовного транса в лечении психосоматических больных

Гипноз и психотехника духовного транса в лечении психосоматических больных

Гипноз и психотехника духовного транса
 в лечении психосоматических больных

Микеланджело Буонарроти
Сотворение Адама
(Сикстинская капелла, Ватикан)

В цивилизованном мире продолжается поиск интегральной парадигмы современных психотерапевтических практик нового уровня качества.

Веками человек пытался отыскать возможности управления механизмами жизнедеятельности своего организма силой своей психики. Поиски эти оказались небесплодными. Найдено немало психотерапевтических способов, или как принято сегодня говорить – психотехник, направленных на активизацию компенсаторно-регулирующих механизмов мозга. Сегодня на вооружении психиатров, психотерапевтов, клинических психологов имеется огромное количество различных лечебно-реабилитационных методов, способных улучшить состояние здоровья человека, облегчить процессы адаптации в жизненной среде, уменьшить его физические и душевные страдания.

Однако, по аксиоматичному определению известного советского психиатра, физиолога В.С. Дерябина, при безграничной возможности воздействия на внешний мир, возможности интеллекта непосредственно влиять на автоматические функции организма, весьма ограничены.

Психическая деятельность мозга, как известно, является важнейшей, но только лишь частью его целостного биологического функционирования. Поэтому, когда мы говорим о регулировании мозгом процессов жизнедеятельности всего организма, мы подразумеваем участие в этом биологическом процессе не только психики, способной оказывать существенное влияние на функциональное состояние организма, но и всех анатомических отделов мозговой ткани.
Но какие же отделы мозга мы должны «каким-то волшебным образом» активировать, чтобы раскрыть «кладовые» своих собственных биологических резервов?                                                                                               Почему именно в психике человека природа хранит «заветные ключи» к запасникам мозга где, как доказано, содержится поистине неистощимый резервный потенциал развития возможностей всего организма?                  Сможем ли мы расшифровать код запуска особых операционных механизмов психики, способных  «пробудить дремлющую силу» мозга, и направить ее на восстановление нарушенных функций организма?

Быть может в этом поиске ответов на эти вопросы нам стоит обратиться к истокам человеческого бытия?

Считается, что на фреске «Сотворение Адама» в изображении Бога на самом деле зашифровано анатомически точное строение человеческого мозга.
Очевидно, примат духовного в человеке был запрограммирован изначально, и мастеру удалось отразить это таинство человеческого духа в гениальной фреске на сводах Сикстинской капеллы.

 

 

 

Многомиллиардный микрокосм нейронов головного мозга человека в геномах генетической памяти хранит в рецессивном, «спящем» состоянии огромнейший жизненно-событийный материал предшествующих поколений. Упрятанный в недрах нашего подсознания, этот жизненный опыт не улавливается сознанием, но оказывает свое подспудное безусловное влияние на весь строй жизнесуществования современного человека.
Здесь к месту придется точнейшее определение А.И. Герцена (Былое и думы): «Каждый человек опирается на страшное генеалогическое дерево, которого корни чуть ли не идут до Адамова рая; за нами, как за прибрежной волной, чувствуется напор целого океана – всемирной истории; мысль всех веков на сию минуту в нашем мозгу…».
Проблема, однако, в том, что эти ресурсы генетической памяти большей частью для человека закрыты — у него нет к ним прямого волевого доступа сознания. Человек не может использовать весь этот предшествующий опыт поколений для того, чтобы добиваться успехов и побед в сегодняшней жизни.
Но «отдельные ключи к запертым входам» все же имеются. Доказано, определенный доступ к ресурсам мозга можно обеспечить, помогая человеку войти в транс. Транс — считается «состоянием доступа».

Тем не менее, признано, что трансовые состояния далеко неоднозначны и очень сильно различаются по степени погружения и субъективных переживаний в период транса. Но психофизиология вхождения в транс едина.  Практически любое сосредоточение на чём-либо из внутреннего фокуса внимания (попытка вспомнить или представить что-то) приводят к появлению транса, так как внимание человека, пусть и незначительно, но уже в меньшей степени, чем до этого направлено на «внешний», окружающий мир. Когда человек входит в трансовые состояния намеренно, то такой транс называется многими духовными школами востока медитацией. Медитация зачастую представляет собой молитвенное состояние и практикуется в течение тысячелетий, прежде всего в религиозных традициях Востока.
Согласно М. Эриксону, транс сам по себе терапевтичен (то есть просто нахождение в нём), потому что во время его течения возможно психическое переструктурирование, сложно осуществимое в «обычном» состоянии сознания.

В настоящее время считается, что гипноз по своей сути это углублённый транс — намеренное усиление и продление по времени естественного феномена — транса, осуществляемое обычно при помощи другого человека.

Гипнотерапия:
«Врач – Больной»

«Сеанс гипноза»
    Ричард Берг

Сегодня, как и во многие времена, гипноз остается одним из самых действенных не медикаментозных методов лечения человека.

В состоянии «лечебного сна» сохраняется вербальная связь между врачом и пациентом – т.н. «раппорт». Внушаемые пациенту лечебные словесные формулировки при этом приобретают особую силу воздействия на организм больного и потому способны вызвать в его сомато-психической сфере необходимые позитивные сдвиги. Однако возможности внушения небезграничны, что обусловлено многими факторами и, прежде всего, личностно-психологическими характеристиками пациента и его врача. Без соответствующего авторитета врача и доверия к нему пациента лечебный эффект гипноза может быть полностью нивелирован.
Основной проблемой гипноза остается уровень гипнабельности, внушаемости пациента. Принято считать, что 30% людей негипнабельны, то есть их невозможно загипнотизировать. Эта же проблема степени внушаемости — самовнушаемости препятствует и освоению приемов Шульцевской аутогенной тренировки. Вместе с тем, после М. Эриксона данная традиционная проблем гипноза — проблема гипнабельности стала неактуальной. Любой человек самостоятельно может и неоднократно входит в кратковременный транс ежедневно — это биологически детерминированное свойство нашей психики.

                                                                                                    Tran Nguyen
                                                                                                «Меня зовут Тран» 

Применение гипнотерапии в комплексном лечении психосоматических больных имеет давнюю историю и доказанную научно-практическую целесообразность.
Но что такое на самом деле этот гипноз? Не вреден ли он в чем-либо для человека и чего стоит опасаться во время гипноза?
Множество схожих вопросов задают мне практически все пациенты, когда затрагивается тема гипнотерапии.

Наполненные тревожными опасениями и надуманными страхами, эти вопросы сопровождаются боязливой настороженностью к гипнозу, а подавляющее большинство пациентов при этом считают себя еще и не гипнабельными – то есть вовсе «не поддающимися гипнозу». Пугает их и почерпнутая из «доверительных источников» интернета шокирующая воображение информация о гипнозе.

Андрей Шишкин
Забавные жанровые картины

 

 

Тем не менее, при доброжелательно-терпеливом разъяснении технических деталей лечебных сеансов и их терапевтической целесообразности для данного больного, большинство из них все же соглашается «рискнуть».
Безусловно, далеко не всем показана гипнотерапия. Бывает, что пациент сам просит и даже настаивает на проведении ему сеансов лечебного гипноза, причем просит начать лечение именно с него. Однако если показаний к нему нет, то и проводить его данному больному не стоит. В любом случае вопрос проведения гипнотерапии всегда решается в сотрудничестве с пациентом.

Как правило, присутствующее у пациентов эмоциональное напряжение сохраняется лишь до первого сеанса, на который они нередко «на всякий случай» приходят в сопровождении своих родных. Однако, убедившись в «безопасности» лечебной процедуры и получив в результате заметно улучшенное самочувствие, пациенты затем приходят на последующие сеансы с несравненно большим желанием. Важно также соблюдение определенной последовательности в проведении комплексной терапии психосоматических больных. Когда сознание больного еще наполнено тревогой и страхами, а тело множеством мучительных болезненных ощущений, никакой гипноз ему не пойдет на пользу. Помнится, как в отделении «Клиники неврозов» я даже выставлял «сестринскую охрану» у кабинета психотерапии, чтобы вновь поступившие пациентки не приходили раньше времени на сеанс гипнотерапии. Все-таки «проникали». И что же? Когда у всех назначенных на сеанс пациенток уже развивалось состояние релаксации и субъективно приятного гипнотического транса, то «не вовремя пришедшие» продолжали находиться «в плену» своих тревожных переживаний и буквально «не слышали и не видели» врача. В итоге, результат – нулевой и даже отрицательный – усиливалось неверие в лечение.

Конечно, не все больные с психосоматическими нарушениями тотально нуждаются в проведении им лечебных сеансов гипноза. Кто-то из них в результате медикаментозной терапии уже настолько хорошо себя чувствует, что процедура гипноза для них просто избыточна. Существуют и определенные противопоказания к проведению гипноза – их также необходимо учитывать. А кто-то из пациентов, несмотря на явные показания, имеет настолько твердые предубеждения относительно гипноза, что переубеждать их при этом просто и не стоит. Лечебный гипноз – «дело добровольное», на этот метод лечения пациент должен идти охотно и с радостью, особенно после первого сеанса, когда сразу же заметно улучшается его самочувствие и настроение. Безусловно, больной должен испытывать доверие к своему лечащему врачу, который обязательно подготовит пациента к этому «извечно загадочному» методу лечения, разъяснит ему все детали предстоящего сеанса. Лечебный гипноз всегда начинается с доверия к своему лечащему врачу.

 

Не стоит забывать, что наш организм – сложнейшая «биохимическая фабрика», а эмоционально — вегетативные расстройства при психосоматической патологии – это, прежде всего нарушения нейромедиаторного баланса в организме. Биологические реалии состоят в том, что этот нейрохимический дисбаланс изначально можно исправить с помощью медикаментов, восстанавливающих нарушенное в организме равновесие обмена нейротрансмиттеров.
Но вот когда предварительная медикаментозная терапия уже улучшила состояние больных, когда уже оставались позади насыщенные тревогой и страхами витальные переживания на фоне функциональных органных нарушений, тогда и появляется возможность проведения им, дополняющих лечение, сеансов гипнотерапии.

В конечном счете, лечебный гипноз – всего лишь один из инструментов психотерапии, способного при грамотном применении оказывать положительное влияние на психическое и соматическое состояние больного.
Во время сеанса лечебного гипноза нередко становится возможным достижение терапевтических результатов, сложно достижимых в «обычном» состоянии сознания.

При гипнозе заметной редукции поддается, прежде всего, обще-невротическая симптоматика. Лечебные возможности гипноза «не дотягиваются» до локально-органных функциональных расстройств, казалось бы, связанных и вызванных именно «первичными» общими психоэмоциональными нарушениями. В данном случае улучшение настроения, уменьшение глубины депрессии и заметная (неполная) редукция фобо-ипохондрических переживаний должны повлечь за собой и нормализацию нарушенных органных функций: желудочно-кишечного тракта, сердечнососудистой системы, урогенитальной сферы, дыхательной системы и др. Однако как мы уже знаем, не все так линейно — однозначно развивается в организме при психосоматической ситуации.

Нередко, несмотря на проводимое медикаментозное лечение и связанное с ним значительное улучшение состояния, у многих психосоматических больных в памяти еще долго сохраняются следы прежних тягостных переживаний. Как правило, у этих пациентов уже восстановлена трудоспособность и чувствуют себя хорошо, но в «душе еще предательски тлеют огоньки» тревожных опасений возобновления прежних страданий и страхов. Что особенно часто проявляется у больных перенесших вегетативные кризы (панические атаки) и болезненные функциональные нарушения деятельности внутренних органов (соматовегетативные расстройства). Пережитые страхи память держит особенно цепко.
Память («энграммы болезни», по Н. Бехтеревой) играют в данном случае отрицательную роль для больного, перенесшего болезнь. Болезнь уходит, а память о ней еще долго сохраняется и человек продолжает «болеть». На этом этапе лечебного процесса становится необходимым проведение сеансов целенаправленной гипнотерапии в качестве дополнительного средства, не только значительно усиливающего медикаментозную терапию, но и позволяющего безболезненно снижать дозировки принимаемых больным медикаментов до минимального уровня.
У пациента, находящегося в состоянии классического лечебного транса вполне возможно внушением вызвать достаточно сильные позитивные эмоционально-чувственные переживания, способные улучшить эмоциональное состояние, обеспечить редукцию депрессивно-ипохондрических переживаний и необоснованных страхов, восстановить утраченную веру в выздоровление и многие другие позитивные сдвиги в имеющейся клинической картине. При этом положительные результаты закрепляются от сеанса к сеансу.

И еще, лечащий врач должен с искренней доброжелательностью относиться к своему пациенту. Пациент всегда безошибочно чувствует отношение к нему врача и соответственно реагирует на него. Любая фальшь здесь недопустима. Без добросердечного понимания душевного состояния своего пациента, активного желания его скорейшего выздоровления проведение качественной гипнотерапии просто невозможно. Бездушное применение технических приемов при гипнозе не может привести к заметным положительным результатам. Врач действительно просто обязан искренне желать выздоровления своего пациента. Это, можно сказать, то самое необходимое психическое состояние, в котором должен пребывать сам врач во время сеансов проводимого им гипноза. С опытом врач очень быстро, скорее даже автоматически входит в это профессионально-доброжелательное состояние. Никаких своекорыстных устремлений и переживаний по поводу личных бытовых ситуаций у врача в период проведения им лечебного гипноза просто не должно быть — они недопустимы. Это непременно скажется на последующем состоянии больного.

Касательно психотерапии в ее рационально-разъяснительных вариантах, то она должна проводиться каждому пациенту на протяжении всего процесса лечения и на каждом лечебно-консультативном приеме.

Сложнейшая клинико-психологическая структура психосоматических состояний далеко не всегда так просто поддается терапии стандартным набором психотехнических приемов классического гипноза. Даже и в сочетании с медикаментозной терапией. Практика со всей очевидностью показывает — труднее всего поддаются редукции локальные соматовегетативные расстройства, облигатно присутствующие в структуре психосоматических состояний.
Клинически проявляющиеся в локализованных функциональных нарушениях со стороны различных органов и систем стойкие нарушения органных функций зачастую являются фокусом кристаллизации мучительных ипохондрических переживаний больного. Даже кратковременное возобновление болезненных ощущений в области сердца, мочевого пузыря, кишечника…, способно вернуть больного в прежнее состояние депрессивного уныния, погружающего его внимание (сознание) в болезненную телесную область.
При этом внимание больного вновь становится внутренним, узконаправленным на болезненный телесный регион, что значительно затормаживает восприятие иной, внешней информации. Сознание занято переработкой лишь внутренней болезненной телесной информации, порождающей стойкие ипохондрические переживания.

 «Состояние болезненного транса»

Это особое психическое состояние мы назвали «болезненным трансом» или «отрицательной медитацией». О абсолютно ясном сознании у больного в период пиковых ипохондрических переживаний вокруг болезненного органа можно говорить с большой долей условности. Сознание больного невольно сужено, «прожектор» его внимания сфокусирован на болезненном локусе тела. Это особое «медитативно-ипохондрическое» измененное состояния сознания не описано ранее. Но оно имеет место быть при данной клинической ситуации. Попробуйте провести рациональную корригирующую психотерапию или просто побеседуйте на отвлеченные темы с человеком, фиксированным на телесном источнике болезненных ощущений и погруженным в свои переживания относительно «имеющегося» у него соматического заболевания. Эти попытки будут тщетными. Он вряд ли способен откликнуться не только на ваши увещевания, но даже и на ранее значимые для него жизненные события. Его сознание изменено, оно отличается от «обычного» состояния сознания внутренней направленностью фокуса внимания. При этом развивается хроническое отрицательное трансовое состояние сознания или как мы его охарактеризовали – «отрицательная медитация».

 

Сальвадор Дали
«Антропоморфный шкафчик»

Сюрреалистическая ситуация на картине С. Дали предстает вполне реалистичной в «психосоматической ситуации» — «разбитый, разобранный по частям человек» буквально отстраняет от себя любое внешнее человеческое участие… Это «человекоподобное существо находится в состоянии болезненного транса».

 

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.